ВОСХОД-FMRating: 12596

Стас Михайлов у Лаймы рассказал о профанах в музыке

Стас Михайлов у Лаймы рассказал о профанах в музыке
views: 0. Today: 0
22-07-2019 | 07:20

Размашистый финал фестиваля Лаймы Вайкуле вновь оставил стойкое ощущение того, что публику сверх всякой меры накормили музыкальными деликатесами. Лайма со своей фирменной легкостью окучила самые разные грядки, иронично миксуя то эстраду с хип-хопом, то оперу с шансоном. Причем русский шансон, несмотря на явный дефицит великосветских манер, прижился на фестивале эстетствующей балтийской примадонны как родной. 

Стас Михайлов у Лаймы рассказал о профанах в музыке
фото: Артур Гаспарян
 
 
 

Конечно, за маркой «шансон» сейчас скрывается весьма разнообразный мир, границы которого давно вышли за быдловатые унцы-унцы. «Люба вдарилась в хеви-метал?» — хихикали за кулисами журналисты, наблюдая, как во время репетиции Любы Успенской аранжировка ее хита «Пропадаю я» превращается в нешуточный гитарный разгул. На самом концерте этот номер стал едва ли не главным козырем фестивального дня. И это при том, что публика еще не успела до конца переварить эпатажную коллаборацию г-жи Успенской с рэпером CYGO. Их «Панда» стала чем-то вроде бомбы сезона и началом перезагрузки дивы шансона в актуальную королеву хип-хопа. Сейчас можно предположить, что Люба может вдариться во что угодно и при этом также проникновенно шептать «К единственному нежному» на радость тем, кто не хочет делить свою любимую певицу ни с роком, ни с рэпом.

 

Подбросила углей Люба и в светские хроники ивента. «У Пугачевой — дети, у Киркорова, а я что — рыжая, что ли», — откровенничала звезда с журналистами, заявив, что серьезно подумывает об искусственном оплодотворении, но хочет, чтобы будущий ребенок непременно получился бы «талантливым». «Поэтому очень важно, какой будет биоматериал, — заметила Люба и шарахнула по полной. — Мне бы хотелось, чтобы донором (спермы. — Прим. ред.) был, например, такой гений, как композитор Эндрю Ллойд Вебер. Хотела к нему обратиться. Но у него уже просила Сара Брайтман (его бывшая жена. — Прим. ред.), и он даже ей отказал. Вот не знаю теперь…» В этой задумчивости Люба и покинула мероприятие.

Елена Ваенга тем временем не прочь взять напрокат пылящуюся без дела мантию Примадонны. На своих концертах она с невероятной легкостью становится драматической актрисой, с удовольствием использует приемы из пугачевского арсенала и совсем не выглядит в данной ситуации пародисткой. Даже эстетствующая публика нет-нет да и отвесит Ваенге комплимент, а Лайма уже давно причислила Елену в разряд своих фаворитов.

Кстати, в этот список симпатий г-жи Вайкуле попал и Стас Михайлов. На одном из фестивальных концертов случилось то, во что далеко не все верили, а именно: дуэт Лаймы и Стаса. И, судя по реакции публики на песню «Если ты со мной», подобный альянс согрел фанатские души, прямо как стопочка рижского бальзама. Вне всякого сомнения, Лайма своего не упустит. Год назад она пела вместе с Макаревичем, а сейчас откусила кусочек от шансона — прогнула, стало быть, «изменчивый мир» под себя. И кусочек этот был не таким уж и маленьким.

Что касается самого г-на Михайлова, то он мог затмить щедрое в эти дни юрмальское солнце. Артист вышел к публике, ослепляя все вокруг бриллиантами и винирами, и в этот момент в голову поневоле лезла цитата из Шнура: «Ты просто космос, Стас». «Журавли летят в Китай» вместе с ним даже не пели, а стонали, в какой-то момент в пляс готовы были пуститься не только млеющие дамы, но и мужчины, которые на первый взгляд не танцуют. После такого триумфа у героя вечера, конечно, хотелось поинтересоваться: «Как вы это делаете?» Примерно с таким вопросом «ЗД» и обратилась к Стасу.

— Меньше всего об этом надо думать. О таком рецепте больше, наверное, размышляют люди, которые следят за моим творчеством, а лично меня всегда интересовал сам творческий путь, то, что я за эти годы делал, создавал. Не надо объяснять рецепты, поскольку это таинство. Ни вы, ни я не объясним его никогда. Человеку что-то дается свыше. Каждому творческому человеку дается такая определенная ноша, которой он должен правильно распорядиться. Если это получится, тогда это оставит след в сердцах людей. А может, и не получится, и все пройдет бесследно. Таких примеров тоже много. Все, что в моей жизни происходило, было так, чтобы меня закалить, чтобы я не сломался в 20 лет. Поэтому нельзя сказать, что сначала не получалось, а потом, дескать, получилось. Все было правильно.

— Юбилеи, как правило, наводят на размышления, иногда рождают желание что-то изменить в жизни или в музыкальной концепции, если речь о творчестве. У вас таких мыслей не возникало?

— Не почувствовал, просто отметил 50 и всё. Меня эти мысли как бы и не покидают. С этими мыслями живем, каждый год что-то делаем, пытаемся удивить. Ничего не нужно делать специально. Задача артиста — делать то, что трогает сердца людей, концентрироваться на том, что у тебя хорошо получается.

— Обычно Стаса Михайлова связывают с шансоном. Вы лично с этим согласны?

— Старый стереотип, который, по-моему, давно потерял всякий смысл. Не хочу об этом даже всерьез рассуждать, поскольку всегда было и остается понятие «красивой эстрадной песни», мне это гораздо ближе. Надуманное понятие «формат» меня не особенно трогает. Если делаешь что-то красивое, в том числе в музыке, и это остается в сердцах людей, то не имеет совершенно никакого значения, какой ярлык на это наклеивают.

— Как сложился сегодняшний дуэт с Лаймой?

— Лайме понравилась песня, которую я ей показал. Есть дуэты, которые делают для каких-то мероприятий, а здесь, как мне кажется, жизненная история. Первый человек в моем творчестве, который не думал о формате, а просто поддержал. Если песня честная, то она имеет долгую и счастливую жизнь. Думаю, у этой песни именно такая жизнь и будет. Там все правда красиво и хорошо.

— На каком уровне вас интересует музыкальная мода, и интересует ли вообще?

— А нет понятия музыкальной моды. Я для себя это давно усвоил. Есть модные звуки, а моды в музыке быть не может. Для многих это неоднозначный пример, но вот — Юрий Антонов. По-прежнему поет, и его песни сейчас актуальны, как и в те времена, когда они создавались. Если в песне есть посыл, есть то необъяснимое, что всегда пытаются понять и назвать «рецептом», разложить на полочки и понять, как это пишется, то такая песня будет востребована всегда. Он так и писал, по наитию. Так же как моя песня «Все для тебя», которую ни один из программных директоров в свое время не отметил, сказав, что это никогда не будет хитом. А люди отметили, выбрали эту песню, и она стала хитом. К музыке, к сожалению, имеет отношение очень много людей, которых можно назвать псевдопродюсерами, псевдоредакторами, псевдокритиками и т.д.

— Снобы?

— Да какие они снобы! Они, наверное, все-таки профаны в своем деле. Тогда надо было увидеть потенциал в Михайлове, взять его, подписать бумаги и создать из него звезду. Вот когда надо было это делать! А они ничего не увидели, ничего не сделали. Мимо них все прошло! Они кайфовали от чувства собственной значимости, ходили и умилялись сами себе.

— Сейчас большой ажиотаж вокруг хип-хопа, все больше читают, чем поют. Как вы к этому относитесь?

— Прекрасно отношусь. Пусть поют. Такое веяние сейчас в музыке. Еще раз — для меня нет понятия «формат». Есть красивая, востребованная музыка и проходящая. Моя дочь, например, записывает в плейлисты на своем телефоне самую разную музыку, в самых разных стилях, но ту, которая ей кажется красивой. А красивая, приятная музыка, которая трогает сердце, есть во всех стилях.

Source: www.mk.ru
Comments
Leave a comment
Login
Publish