SapmiRating: 0

Трагедия на Канине

24-05-2013 | 09:21
views: 1/55
Трагедия на Канине


Говорят, только когда случается беда, люди начинают задумываться, можно ли было ее избежать? Что можно было сделать, чтобы человек не лишил себя или своих близких единственной и такой уникальной жизни? А пока беда обходит стороной, люди живут по инерции, подчас не утруждая себя вопросом, насколько хрупка жизнь, как она коротка, чтобы еще омрачать ее скандалами, драками, местью. Трагичнее всего, когда в молох взрослых проблем попадают малолетние дети, гибнут или становятся инвалидами по вине взрослых, тех, от кого полностью зависит их жизнь.

Палатка вспыхнула как факел

Первого-второго мая многие электронные и печатные СМИ запестрели совсем не праздничными заголовками: «Ненецкий оленевод сжег всю свою семью», «Ненец заживо сжег свою мать и детей», «Оленевод из НАО убил всю свою семью». В красноречии соревновались и интернет-издания, и даже архангельские районные газеты типа «Устьянской правды».

В заметках было все: и интригующие подробности гибели людей, и смакование самого криминального события, только вот не было сострадания и сочувствия, сопереживания трагедии человеческой.

Что же произошло на самом деле?

Сообщение, что на Канине сгорел чум и погибли люди, стало настоящим шоком для всех, кто не понаслышке знает, что такое тундровая жизнь. Знающий народ не мог поверить, что чум, в котором находились люди – взрослые и дети – мог сгореть от сигареты, печи или керосиновой лампы.

Так уж устроено это жилище, что даже при самом неблагоприятном стечении обстоятельств огонь в нем не распространится сам по себе, а открытый огонь семейного очага тундровики использовали испокон веков.

Кроме того, всегда есть возможность выбросить из жилища горящий предмет. А уж о том, чтобы в чуме сгорели спящие люди, вообще речи не могло быть. За всю историю ненецких тундр такого ужаса никто не припомнит.

Позднее оказалось, что речь шла вовсе не о чуме, а о распространенной нынче на Канине брезентовой палатке: жилище, удобном лишь при перекочевке с места на место. Как говорят о нем сами тундровики, это – жилье для ленивых.

Спасительный во всех отношениях чум, история которого по северам исчисляется тысячелетиями, в тундре оказался сегодня лишним: собирать его сложнее, нюки (покрышки для чума) шить хлопотно – вот и остановились оленеводы на самом простом во всех отношениях способе выживания: сборной брезентовой палатке.

Нередко, чтобы ветер не выдувал тепло, стены ее обкладывают обыкновенными картонками от коробок с продуктами.

Этот способ утепления жилища мне самой приходилось наблюдать на Канине.

Сами тундровики не раз говорили, что единственным достоинством палатки является ее легкость. Хотя и это достоинство «брезентухи» два года назад на том же Канине едва не обернулось очередной трагедией. Во время сильного ветра (а на Канине ветры нередко достигают ураганной силы) одну из таких палаток просто сорвало с места, она завалилась набок и перевернулась вместе с горящей печкой и хозяйкой. В результате женщина и ребенок получили тяжелые ожоги и едва выкарабкались с того света.

И вот сейчас новая трагедия, только виной всему не природные катаклизмы, а обыкновенное пьянство и неосознанная жестокость.

Из сообщения УМВД по НАО: «30 апреля 2013 года в районе села Несь Ненецкого автономного округа загорелась палатка, в которой находилось шесть человек. В результате возгорания погибло три человека, из них двое детей – пяти лет и пяти месяцев – и пожилая женщина. В реанимацию окружной больницы г. Нарьян-Мара доставлено три человека. На место происшествия вылетела следственно-оперативная группа, которая будет выяснять причины и обстоятельства данного происшествия». Но эти скупые строки не передают всего трагизма ситуации.

Водка или… жизнь?

Оказалось, виновником трагедии стал гражданский муж хозяйки жилища. Изрядно выпив с друзьями, он потребовал у жены и ее родных, собравшихся в палатке, спиртного и продолжения «банкета». Его требования не нашли поддержки у семьи. Поскандалив, разгневанный мужчина ушел искать счастья, то бишь спиртного, на стороне, но пообещал вернуться.

И… вернулся ночью с канистрой бензина. Его мать, тетя и жена с малышами в это время уже мирно спали. Мужчина вошел в палатку, облил остывающую печку и вещи в палатке горючим и зажег спичку.

Пламя охватило брезентовое жилище мгновенно, спросонья никто ничего не смог и сообразить. Бабушка и маленькие дети сгорели заживо. Трое взрослых, в том числе и виновник трагедии, были доставлены с ожогами в окружную больницу. Легче всего отделался поджигатель, у него обгорели руки. А две женщины находились в тяжелейшем состоянии, с ожогами тела от 50 до 68 процентов.

На данный момент известно, что жизнь 25-летнего мужчины вне опасности. В ближайшие дни его должны выписать из больницы, и им вплотную займутся правоохранительные органы.

А вот его 19-летняя гражданская жена выжить не смогла и скончалась от полученных ожогов, ее тело «грузом-200» отправлено в Несь и уже похоронено рядом с первыми тремя жертвами трагедии.

В отделении реанимации остается лишь одна женщина 58 лет. Как нам сообщили, она пришла в себя и теперь нуждается в длительном лечении и реабилитации.

А ведь ничего этого могло и не быть, если бы не водка. Были бы живы маленькие дети, их еще совсем не старая 55-летняя бабушка и молодая женщина – мать пятимесячного мальчика.

Если бы они знали, что попойка может обернуться трагедией, непоправимой бедой, так ли бы все они вели себя в тот недобрый вечер?

Жители Неси и Канина до сих пор пребывают в состоянии шока. Конечно, не все в этой истории ясно до конца, в ситуации сейчас разбираются следователи. Но ясно одно: этой и очень многих других трагедий можно было бы избежать, если бы не пьянство.

Сколько загубленных человеческих жизней можно было бы спасти, если бы не эта вечная российская проблема, которая почти всегда оборачивается для окружающих бедой, слезами и горем, пусть даже не в таких трагических масштабах, как эта.

А что касается последствий этой истории, то невозможно представить, как этот молодой мужчина будет жить дальше, после всего, что он сотворил?

Source: nvinder.ru