ВОСХОД-FMRating: 14528

Алена Михайлова (Velvet Music): «Многое из новой музыки приводит меня в ужас»

28-08-2019 | 08:42
views: 1/10
Алена Михайлова (Velvet Music): «Многое из новой музыки приводит меня в ужас»

О СОЗДАНИИ КОМПАНИИ VELVET MUSIC С ЛИАНОЙ МЕЛАДЗЕ

- В 2004 году, к моменту создания Velvet Music, мы с Лианой имели за плечами мощный опыт работы в Real Records. Мы ушли из этой компании без всего, без каких-либо долей в компании, и мы не имели права продолжать сотрудничество с кем-либо из артистов, с которыми мы работали. Но уходить из этого бизнеса мы не собирались. Мы могли только начать все с чистого листа, с какой-то новой группой. На рынке в это время формировались большие продюсерские центры. Очень серьезные позиции занимал Игорь Крутой. ПЦ организовали на базе своих “Фабрик звезд” Игорь Матвиенко и Максим Фадеев. Также были большие дистрибьюторские компании - “Монолит”, CD-Land и “Мистерия звука”. На физических носителях тогда зарабатывали очень серьезные деньги. И вот нам буквально свалилась на голову группа «Уматурман». На тот момент мы не предполагали, что дело может пойти дальше, чем одна группа. У нас не было никакой финансовой поддержки, не на что было снимать офис. Мы честно признались во всем этом группе и предложили идти с нуля вместе. И уже потом мы привлекли небольшие инвестиции своих друзей, чтобы развиваться дальше. Буквально за полгода «Уматурман» стала одной из самых популярных групп страны. Парни выступили на открытии ММКФ перед Квентином Тарантино, с легкой руки моего мужа Антона Калинкина, продюсера этого мероприятия. Он просто дал Никите Михалкову кассету группы. Примерно тогда же песня «Уматурман» попала на титры фильма “Ночной дозор” - я знала Тимура Бекмамбетова. Мы сразу завоевали симпатии бомонда, и у нас очень скоро начались корпоративы. Первый альбом «Уматурман» продался хорошим тиражом, мы получили солидные оборотные средства. У меня появились мысли о том, чтобы взять еще проекты. Лиана сначала была против. Она, еще работая в Real Records, получила MBA. Лиана в нашем тандеме финансист, она посчитала, что это рискованно, но я стала придумывать самые разные схемы, чтобы привлечь новых артистов, потому что хотелось развиваться.

О ГРУППЕ «ЧИЛИ»

- У вокалистки Иры Забияки был настолько узнаваемый и необычный голос, что он стал перевешивать все остальное. Яркая, рыжая, мы прям как мамы относились к ней. Был момент, когда почти в начале нашего взаимодействия их постоянный автор перестал писать песни. Бывает такое - иссякло вдохновение. Мы стали искать материал, придумывать фишки вроде дуэта с Гошей Куценко, мы не хотели их бросать. У артиста, который сам себе пишет, есть слабое место - он может перестать это делать. И если у него контракт с ПЦ, ему помогут, найдут авторов. А если нет - это означает кризис. В общем, мы были готовы работать с Ирой столько, сколько нужно. Но вдруг она пришла и сказала, что не хочет больше сотрудничать с ПЦ и теперь будет исполнять только свои песни.

О СКАНДАЛАХ, СВЯЗАННЫХ С УХОДАМИ АРТИСТОВ ИЗ ЛЕЙБЛОВ

- Мы в Velvet Music никого не держим и на отступных не зарабатываем. Мы видим, на каких условиях Егор Крид или Елена Темникова уходят от продюсеров, и понимаем, что это не наша тема. Мы зарабатываем, когда мы вместе с артистом, а не когда расстаемся. У нас достаточно жесткий базовый контракт с серьезными санкциями за нарушения. Наши юристы стараются предусмотреть все, защитить наши инвестиции. Но мы с Лианой всегда на стороне артиста, и в итоге условия у наших подопечных обычно все же не такие суровые. В контрактах прописаны партнерские отношения, а не отношения “продюсер - артист”. Например, с группой «Уматурман» у нас не закончен контракт до сих пор. По условиям контракта они должны были сдать нам еще один альбом, они нам его не сдали. Мы обсудили ситуацию и расстались. Те песни «Уматурман», которые выпускал Velvet Music, до сих пор принадлежат нам, но артисты всегда имели право их исполнять. В этом есть логика: мы взяли артиста с нуля, вложили в него деньги с целью зарабатывать. Но и артист продолжает зарабатывать вместе с нами…

О КОНТРАКТЕ С ВЛАДИМИРОМ ПРЕСНЯКОВЫМ

- Это моя детская любовь. Мы работали с одним из его альбомов еще в 1990-е, на студии “Союз”. У него никогда не было продюсера, только издатели. Он чрезвычайно талантлив и музыкален. В этом поколении мало кого можно рядом поставить. Он был несправедливо недооценен. Его карьера не развивалась так стабильно в гору, как, скажем, у Валерия Меладзе. И однажды он пришел к нам сам. Он понял, что слишком погружен в музыку, чтобы продолжать обходиться без продюсера. У нас с ним потрясающие результаты. С нами он получил первый “Золотой граммофон” как сольный артист, и получит в этом году второй. Вова – абсолютно солнечный и очень молодой внутри. Не знаю, как в нем сохранился этот ребенок, но он отлично понимает современную музыку, и все, что мы с ним делаем, мы делаем модно. Скоро выйдет их совместная песня с Мари Краймбрери.

О МУЗЫКАЛЬНЫХ НАГРАДАХ

- Мы удивляемся, когда что-то получаем. Мы ведь ничего не делаем для этого специально. В этом году мы появились на знаковых событиях с мегамиксом нашего лейбла, когда артисты представляли некое попурри из хитов Velvet Music. 15-летие можно праздновать и так. Ни с кем специально не дружим, не живем ни с кем по соседству. Мы ни разу не подписали ни одного артиста с бюджетом просто потому, что это чья-то жена, например, или дочь. Хотя на определенном этапе это могло существенно поправить наши финансовые дела. Мы должны быть влюблены в музыку и человека - это базовое для нас.

О ЛЕОНИДЕ БУРЛАКОВЕ

- Мы познакомились с Леонидом Бурлаковым, когда Земфира подписывала контракт с рекорд-компанией Real Records, которую я возглавляла, а Лиана была финансовым директором. Это был знаковый для компании процесс, в работе над контрактом участвовал Константин Львович Эрнст. Все понимали, что это очень большой артист. У Лени, который тогда представлял Земфиру, всегда было очень слабое представление о юридической дисциплине. В тексте контракта с Земфирой, который принес Леня, первым пунктом значилось: “Уволить Алену Михайлову с поста генерального директора Real Records”. В этом же контракте было: “Ставить группу “Туманный стон” на “Нашем радио” 8 раз в день”. Был у него тогда такой проект… Леня был настолько сложен, что были моменты, когда я уговаривала Константина Львовича не подписывать контракт с Земфирой, несмотря на всю значимость ее фигуры и масштабность наших отношений (мы заключали контракт на три альбома). К счастью, Константин Львович настоял на подписании и был прав. Позже Леня мне объяснил, что когда-то, когда я работала в студии “Союз”, и Леня всем продюсерам разносил кассету с группой “Мумий Тролль”, я не обратила на нее внимание. Ну, объективно, мне приносили десять кассет в день, и на выходные мне нужно было все это отслушать. Кассета с “Мумий Троллем” затерялась где-то в ящиках стола, я обнаружила ее уже позже, когда их первые записи выпустил Александр Шульгин. Так вот, Леня хотел меня за это уволить. Я, кстати, никогда не расстраиваюсь, когда по каким-то причинам “упускаю” артиста. Так же было с группой “Градусы”. Мне их демо принесла “Игра слов”. Мы не подписали “Градусы” по какой-то подобной причине. Что ж, значит, вместо них пришел какой-то более “наш” человек. Позже, когда Бурлаков принес мне на Real Records группу “Братья Грим”, я забыла все обиды и в очередной раз в него влюбилась. И произошло ровно то же самое. Каждый раз мы расставались очень болезненно. Понимаешь, я Леню люблю, берегу, помогаю и буду помогать по жизни. Он абсолютный сумасшедший гений. Но звездная болезнь у него каждый раз начиналась раньше, чем у артиста. Сейчас жизнь его немного пообтесала. В последний раз он пришел с группой Plastika. И это опять был очень клевый проект. Лидер группы Алексей Ракитин - человек, не готовый ни к каким компромиссам. На этот раз мы с Леней расстались более спокойно, а Леша остался с нами. Он очень много делает для Velvet Music в интернете, кроме того, он работает над текстами вместе с Андреем Звонким, и в каждом альбоме Елки обязательно есть песня его авторства.

О СОВРЕМЕННОЙ МУЗЫКЕ

- Многое из новой музыки приводит меня в ужас, это вещи, записанные, можно сказать, на кухне. И такого очень много, настолько много, что действительно талантливым артистам с большим потенциалом пробиваться очень тяжело. Также стоит отметить, что молодым слушателям, по большому счету, не интересен сам артист. Они могут крутить по кругу одну песню, но на ее автора им наплевать, и завтра они ее забудут. То есть такая вещь, как фанатизм по поводу артиста, уходит. Но этот процесс начался еще в 2000-е. На смену поколению, условно говоря, участников саундтрека к “Брату-2” пришли англоязычные группы, не настроенные на массовую популярность, то есть, фактически, не пришел никто.

СЧИТАЕТ ЛИ СВОЮ ПРОФЕССИЮ ВЫМИРАЮЩЕЙ?

- Она меняется. Старая когорта продюсеров часто не в материале. Медиа-пространство, каналы доступа к потребителю - все изменилось. Эти инструменты меняются каждый день. Имея свой собственный SMM-отдел, мы видим, что за ситуацией в этой сфере очень сложно успеть. За последние три года мы десять раз полностью сменили весь штат специалистов по интернет-продвижению. И все равно мы сталкиваемся с тем, что рейтинги, цифровые площадки, механизмы продвижения меняются так быстро, что уследить за этим сложно. Но главное, что мы это осознаем, мы будем двигаться только вперед, ориентируясь в том, как меняется мир.

Source: www.intermedia.ru
Comments
Leave a comment
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи