-
Радио РомантИкРейтинг: 17088

«Телевизор» - «Концерт в Амстердаме»

«Телевизор» - «Концерт в Амстердаме»
Просмотров: 8. Сегодня: 1
05-06-2015 | 06:41

Есть такой психологический тест: из нагромождения букв «пациент» должен вычленить слова, и первые три, которые он «увидит», будут означать его психологическое состояние: человек в депрессии непременно вытащит «боль», «страх» или «мрак», а оптимист поймает «счастье», «добро» и «демократию». В общем, покрутив в руках очередное переиздание «телевизоровских» залежей, я перевернул диск, и первой бросилась в глаза надпись: «Сыт по горло». А ведь и правда, подумалось. Сколько ж можно слушать эти мало отличающиеся друг от другу по наполнению и идентичные по оформлению переиздания? Даже если поставить в ряд эти красно-чёрные бокс-сеты, из их корешков никакая картинка не сложится. И вообще, если выбирать из переизданий «Телевизора», интерес в большей степени представляют диски 90-х и 2000-х. Среди них были невыпущенные из-за разногласий с издателем, а также те, которые остались почти неизвестными в силу слабой популярности группы. Между тем, публицистический дар Михаила Борзыкина на тех пластинках раскрылся в полной мере, местами даже с перебором, однако крылатыми его выражения вроде «газпромбайтера» так и не стали.

Как ни удивительно, но впервые изданная запись концерта 1988 года довольно чётко объясняет, почему это произошло. В конце 80-х «Телевизор» котировался наравне с «Кино», «Алисой» и «ДДТ», а кое в чём их и превосходил - в отважности текстов, например. В Советском Союзе, пусть и перестроечном, при фразах типа «Твой папа - фашист» и «Рыба гниёт с головы» по привычке вздрагивали и ждали, когда придёт милиционер, выключит рубильник и арестует смутьяна. Поэтому к песням «Телевизора» долго относились как к запретному плоду, хотя никто его уже не запрещал. С этой точки зрения концерт в Амстердаме можно воспринимать как акт чистого искусства - там милиционер на сцену точно бы не пришёл. И о чём же нам это издание говорит? Во-первых, о том, что на волне перестройки в Европу съездили некоторые русские рок-музыканты, а во-вторых, о том, что их там воспринимали явно как экзотических дикарей с Востока. В Амстердаме, где советская гниющая рыба и фашистский папа никому не интересны, «Телевизор» предстал не ниспровергателем основ, а средней руки музыкальной группой, пытающейся играть что-то типа IDM, но не совсем убедительной мелодически. Пение фактурного фронтмена, кажется, не очень сочетается с музыкальным сопровождением, большинство песен откровенно утомляют, а политически окрашенные композиции, если их послушать в Амстердаме или 27 лет спустя, удивляют разве что тем, что когда-то производили сильное впечатление.

В отличие от других героев Ленинградского рок-клуба, «Телевизор» свой тогдашний успех не монетизировал. Полагаю, что причиной для этого стала не только бескомпромиссная позиция Борзыкина, но и его скромные композиторские возможности. Возможно, если бы он действительно пошёл в публицисты, то у его статей было бы больше «лайков», чем недавней песни «Ты прости нас, Украина», которая, казалось бы, должна была стать предметом бурного обсуждения, но прошла совершенно незамеченной

Комментарии
Оставить комментарий
Войдите
Опубликовать