Natali StarRating: 26780

Юлианна Караулова: «Песни нам писал Ваня Ургант»

21-06-2022 | 19:33
views: 1/1
Юлианна Караулова: «Песни нам писал Ваня Ургант»

О ДЕТСТВЕ В БОЛГАРИИ

– До 11 лет я вместе с родителями жила в Болгарии. Конечно, я помню этот период. Но относительно явно я помню себя, наверное, лет с восьми-девяти, а до этого момента – такими вспышками. То есть у меня нет вот прям четких, конкретных, длительных воспоминаний. Но детство в Болгарии было прекрасным. Я училась в офигенной школе, у меня были классные друзья. Я помню даже подготовительную группу, в которую ходила перед учебой. Потом, конечно, когда мы переехали в Москву, все резко для меня поменялось. На тот момент Москва была абсолютно незнакомым городом, несмотря на то, что я здесь родилась. Потому что все-таки именно здесь прошла несознательная часть детства. Мы уехали, когда мне исполнилось, наверное, года четыре или лет пять. Вот, поэтому, когда мы вернулись, наступил очень сложный период, потому что там остались все мои друзья, любимая школа и все мои игрушки. При переезде потерялась огромная коробка, в которой они находились. Вот так в 11 лет я попрощалась с детством. Я понимала, что у родителей тоже свои проблемы, связанные с новосельем, с работой, с финансами. И в общем, не посвящала их в какие-то свои психологические трудности, с которыми я пыталась на тот момент справляться сама. Это оказалось непросто, меня не сразу приняли в новой школе. Было тяжело и в учебе. Вот поэтому тогда я так резко повзрослела.

О МОСКВЕ

– Сейчас Москва – мой любимый, родной город. Честно говоря, я обожаю путешествовать, но я не представляю, что длительное время могла бы жить где-то в другом месте. Потому что для меня это город номер один по всем параметрам: по энергии, по уровню, качеству жизни, сервиса, по возможностям, по количеству талантливых людей. Но на самом деле, конечно, Москву я полюбила не сразу.

Первое время я ее не то чтобы не ненавидела, но не питала никаких симпатий. Мне казалось, что это очень холодный, чужой, совсем не мой город, но любовь, она, знаете ли, пришла со временем.

О НАЧАЛЕ КАРЬЕРЫ

– На «Фабрику звезд» я попала в шестнадцатилетнем возрасте. К тому моменту я успела поучаствовать в кастинге журнала «Yes» на конкурс «Лицо года» и заняла там второе место. После этого я участвовала в кастинге в группу «Yes», прошла его, начала петь в коллективе, который делал одноименный журнал. Песни нам писал Ваня Ургант. Тогда об этом никто не знал, потому что Ваня предпочел умолчать об этом факте, но сейчас его не скрывает, поэтому я могу об этом открыто говорить. Но судьба группы не сложилась, потому что люди, которые делали ее в авральном режиме, ежемесячно сдавали журнал. Конечно, им было не до музыкального продюсирования. Наверное, раза два-три мы выступили на парочке мероприятий издательского дома, каких-то дружественных журналов и собственно, мероприятиях журнала «Yes».

ОБ АЛЛЕ ПУГАЧЕВОЙ

– Я так волновалась в ходе этих отборов, что практически потеряла сознание. Я вообще не помню, как зашла в этот зал, где проходил кастинг. Волновалась так, что просто не дышала. Помню, что Алла Борисовна, разговаривая со мной, попросила меня спеть. А еще спросила: «Где вы учитесь?» Я сказала, что в Институте современного искусства, на кафедре эстрадно-джазового вокала. Тогда я только поступила в институт и еще не успела начать обучение. Я помню, что она сказала: «Это заметно» – таким голосом. Я пела английскую песню Мэри Джей Бладж. Это было единственное, что я подготовила. Я очень боялась, что меня попросят исполнить что-то на русском, потому что в основном об этом просили всех. Но меня достаточно быстро остановили, сказали: «Сразу слышно, все классно, не надо тут выпендриваться, расскажите про себя». Я сразу поняла, что на самом деле Алла Борисовна – очень простая в общении и что, конечно, первое время мы все ее боялись, но она очень простой в хорошем смысле этого слова человек.

О МАКСИМЕ ФАДЕЕВЕ

– Максим Фадеев – мой продюсер на «Фабрике звезд», у нас складывались прекрасные отношения. Макс меня поддерживал с самого начала. Он как-то вот безоговорочно в меня верил и с первого кастинга обратил на меня внимание. Я помню, что, когда на проекте оставалось человек 30 (если я не ошибаюсь, прошло 18). И мы все вот эти 30 человек стояли в кабинете у Константина Львовича Эрнста, где нас допрашивали. Нас там по очереди о чем-то спрашивали, рассказывали про контракты, что возможно, из нас будут делать группы. А в финале спросили: «Есть ли у вас какие-то вопросы?» Честно говоря, не помню, о чем хотела спросить, но я помню, что открыла рот, хотела задать вопрос, но потом застеснялась. И Макс такой: «Что, что, ты хотела спросить, о чем сказать?» Я помню, что мне было так приятно, что он обратил внимание на этот нюанс. На этом проекте Макс подарил мне крылья, познакомил меня с музыкой, научил работать на сцене, заставил поверить в себя, потому что я, конечно, была очень неуверенным в себе человеком, артистом и даже девушкой. А Максим вселил в меня веру в себя, за что я ему очень благодарна. И очень круто, что спустя столько лет мы с ним сделали дуэт. Причем это было его предложение. В прошлом году вышла песня «Тем, кто рядом». Я очень люблю эту нашу работу: и клип, и песню. Поэтому мы до сих пор сохранили теплые отношения.

О «ГОРЯЧИХ ФОТО»

– На самом деле мне, как и вообще всем относительно молодым и даже не очень певицам, предлагали сниматься в мужских журналах, но я всегда отказывалась. Но тем не менее, я принимала участие в откровенной фотосессии, будучи беременной. Знаменитые кадры, которые, как мне кажется, есть почти у каждой второй или третьей беременной девушки. Я снималась обнаженной с животом, там все прилично, все закрыто. Но мне кажется, это очень красиво, женственно, не пошло. Я против пошлости, особенно нарочитой пошлости. А если все-таки говорить о фотографиях в мужских изданиях, то там снимки именно такого характера. При этом я достаточно часто выкладываю какие-то весьма откровенные кадры у себя в социальных сетях. Но мне кажется, это другое. Я их выкладываю просто потому, что это красиво, женственно. Есть в этом какая-то женская сила, мощь и все такое. И эти кадры не призывают к каким-то определённым действиям, на которые все же нацелены фото в мужских журналах.