Олег Пирожков: «Уткин схватил рюмку водки и плеснул мне в лицо»

18-10-2013 | 06:16
views: 2/379
Олег Пирожков: «Уткин схватил рюмку водки и плеснул мне в лицо»

Олег Пирожков: «Уткин схватил рюмку водки и плеснул мне в лицо»

Комментатор «НТВ-Плюс» стал участником самого скандального трансфера этой недели. В большом и громком интервью Юрию Дудю он объясняет, из-за чего и из-за кого ему приходится оставить работу.

В понедельник стало известно, что комментатор Олег Пирожков покидает телеканал «НТВ-Плюс», отработав на нем более восьми лет. Кто-то удивится, но те новости, что были опубликованы по этому поводу на Sports.ru, становились одними из самых читаемых за день. По словам Пирожкова, его вынудил написать заявление по собственному желанию непосредственный начальник – главред спортивной редакции Василий Уткин. Сам Василий Уткин комментировать детали этого увольнения отказался.

По информации Sports.ru, работу Пирожкова на «НТВ-Плюс» оборвали зрители канала – точнее та ее часть, что проводит время на официальном форуме «НТВ-Плюс». В октябре на этом форуме была опубликована личная переписка Пирожкова с одним из пользователей сайта, где Олег хамил начальству, распускал сплетни про коллег и просил пользователей голосовать за него в рейтинге комментаторов – ежегодном интернет-конкурсе, результатам которого сотрудники «НТВ-Плюс» уделяет очень большое внимание.

Олег Пирожков все эти дни воздерживался от комментариев, но вчера дал большое и жаркое интервью Sports.ru, в котором объяснил, почему же ему пришлось уйти.

«Или по-плохому»

Унижать людей

– Вам дали листок, чтобы вы превратили его в заявление об уходе, но ничего не объяснили. Почему вы не потребовали этих объяснений? 99 человек из 100 потребовали бы непременно.

– Потому что «предложение» мне было сделано в ультимативной форме. И, кроме того, я абсолютно не уверен, что эти объяснения я бы получил. Кстати, по поводу заявления. Уткин сказал: «Пиши его на имя главного редактора дирекции спортивных программ». То есть на имя Уткина. Вообще-то заявление об увольнении пишется на имя руководителя организации, главный редактор его только визирует. Василий Уткин является главным редактором больше трех лет – думаю, за это время он завизировал не одно заявление об уходе. Вряд ли он мог забыть об этом за пять минут. Вопрос: зачем он заведомо начал заставлять меня писать филькину грамоту? Естественно, эта бумага просуществовала всего несколько минут. Как только я вышел к секретарю, она сказала, что документ составлен не по форме – я переписал. Этот момент – один из самых загадочных. У меня есть на этот счет соображения.

– Даже не представляю – какие. Ну, забыл и забыл в порыве гнева.

– Три года визируя такие заявления, на четвертый он забыл?

– Мне точно не кажется это фантастикой.

– А мне вот кажется. Моя версия: возможно, изначально Уткин планировал нечто наподобие порки. Продержать меня в подвешенном состоянии пару недель, после чего, возможно, «помиловать», предварительно добившись какого-нибудь раскаяния – чтобы я умолял, увещевал, взывал и тому подобное... Уткину нравится унижать людей. Я восемь лет проработал с ним в одной компании и, поверьте, знаю, о чем говорю.

– Не знаю, как насчет раскаяния, но я понимаю мотивы вашего начальства: поливать кого-то за глаза – это глубоко неправильно.

– Да. Этого надо избегать не только потому, что это может где-то когда-то всплыть. Это просто неправильно само по себе – так же неправильно, как и пинать кошек или вытаптывать газоны. Но! Я хочу подчеркнуть, хотя и понимаю, что кем-то это будет истолковано не в мою пользу. Верите или нет, в данной конкретной ситуации я не раскаиваюсь. И я сказал об этом Уткину. Я, может, и рад был бы испытать этот катарсис и, склонив голову, промямлить: я тогда был не прав, а теперь вот прозрел и сам себе противен. Но я не раскаиваюсь, я не жалею. Потому что ту ситуацию (напомню, высказывания, о которых идет речь, относятся к 2011 году) создал не я.

Потому что тогда со мной обошлись по-предательски, предъявили нелепые, абсурдные и оскорбительные обвинения. Кстати, позднее ситуация изменилась – и намерения в отношении меня, о которых меня уже успели уведомить, не были реализованы. Но мне сполна дали насладиться ощущениями гигиенического тампона. Тогда, в частной переписке, я высказывался резко. Но я был внутри той ситуации, и мне было очень плохо и больно. Наверное, нужно было пойти в душ, включить воду на полную мощность и проораться как следует – вместо того, чтобы писать. Но мы все крепки задним умом.

– Вы сказали, что начальство проявляло к вам неуважение не раз. Когда еще, например?

– Не абстрактное начальство, а конкретный человек – Уткин. Иногда ему кажется, что шутит, хотя на самом деле это выглядит паскудно. Я не собираюсь здесь плакаться, поэтому приведу только один пример. Летом этого года мы как-то сидели компанией – я, Уткин, Микулик и Казанский. Это было в «Хинкальной» на Новом Арбате. Обычное застолье. Выпивали, но никто не был пьян в хлам: все были в сознании и твердой памяти – в частности, Уткин. Вечер протекал без малейших намеков на агрессию: обсуждали то лучших российских игроков за последние двадцать лет, то грузинскую кухню, то собак. На некоторое время каждый занялся своим делом: Казанский, кажется, разговаривал по телефону, Уткин думал о чем-то своем, пожевывая хачапури, а мы с Микуликом о чем-то заспорили. В разгар нашего спора – мы шутили, подкалывали друг друга – Уткин ни с того ни с сего вдруг схватил рюмку с водкой (она смахивала на фужер, но там всем такие подают) и плеснул мне в лицо. Я захлебнулся: спиртное все-таки, тем более, попало в глаза, в нос. Когда отхаркался, откашлялся и очухался, Уткин нагнулся ко мне и похлопал по спине: «Если бы ты так же сделал со мной, я бы не обиделся. Вот и ты не обижайся». Он так «пошутил», понимаете? Барин изволили развлечься... Я позже думал, что мне тогда в ответ нужно было взять графин и пи###нуть ему по башке.

– Почему же вы так не сделали, Олег? Побоялись быть уволенным?

– Наверное, да. Я сейчас мог бы изображать выпускницу Смольного института и говорить, что не сделал этого в силу своего природного воспитания. Но это было бы неправдой. Или в лучшем случае осьмушкой правды. Я не сделал то, что, наверное, должен был сделать как мужик. Смалодушничал.

Я еще раз подчеркиваю: Уткин поступил так совершенно безмотивно. И он не был пьян настолько, чтобы не отдавать отчет своим поступкам. Ну вот представьте: человек объясняет, почему Мостовой лучше Аршавина, через пару минут плещет водку в лицо собеседнику, а еще через пару минут вспоминает о своих встречах с Карпиным в молодости на базе в Новогорске. Сюр. Но для него это нормально. Я говорил пять минут назад и готов повторить вновь: Уткин получает удовольствие, унижая других. Если это происходит прилюдно, если есть аудитория – удовольствие, надо полагать, удваивается. Повторюсь, я достаточно насмотрелся на это за восемь лет. И нахлебался такого отношения досыта.

Продолжение здесь - http://www.sports.ru/football/153664869.html

Фото: Максим Поляков

Автор 

Юрий Дудь

Source: www.sports.ru